А странно, вот если бы меня не было на свете, то где бы я была? В каком месте? Может быть, в том самом? Может быть, там же, где и все, кого не было на свете? Может быть, среди тех, кто еще не появился? Среди тех, кто еще не дышал кислородом, кто еще не оскорблял родителей, не делал аборты, не участвовал в акциях протеста, и не богохульствовал? Может быть, я была бы там счастлива, там - где нет кислородного голодания, там, где воду, простую пресную воду, еще не продают в пластмассовых баллонах? Там, где в небе не висит серое, аэрозольное облако? Где не тают вечные льды, и где не горят торфяные болота, пропитывая дымом легкие городских жителей, легкие, богом созданные для того, чтобы потреблять кислород.




И если написано: "по плодам познавайте дерево", - то что я могу сказать о дереве под названием Бог?
И если написано: "худое дерево приносит и плоды худые", то что это означает?


URL
03:01 

и темная вода и сохранит и примет как свою
Внутри меня случился маленький бардак.
Я поднимаю руки там, на маяке.
Не осуждай меня, скажи мне, как же так?
Сегодня утром тело найдено в реке.
И я пишу тебе письмо в свою тетрадь.
И оставляю многоточие в конце.
И что угодно, только не ложиться спать.
И я ищу твое лицо в своем лице.

Какая острая неслыханная боль.
Какое странное желание упасть.
Такое нечто обо мне и алкоголь,
И это нечто надо мной имеет власть.
В многоэтажках зажигаются огни.
Я выхожу к тебе навстречу налегке.
Сегодня ночью мы останемся одни.
Сегодня утром тело найдено в реке.


03:09 

и темная вода и сохранит и примет как свою
сон разума рождает чудовищ. так что же рождает сон бессонницы?

тру глаза, зеваю, всыпаю в джезву ложку
ещё
и ещё
лучше это, чем такие сны
что угодно лучше, если начистоту.
интересно, остался ли элеутерокок. интересно, работает ли аптека. интересно, продаются ли в "палатке" энергетики.

спать не страшно. спать - это здорово, особенно если владеешь достаточно богатым воображением, чтобы представить, что засыпаешь не в пропитанном запахом растворителя и собственного сумасшествия помещении, а в уютной комнате с большими окнами на море. или огромный мегаполис. или лес. когда можешь сделать вид, что лежишь не в на голом матрасе с несмываемыми никакими средствами пятнами красок, крови и чёрт знает, чего ещё, утыкаясь мордой лица в груду вещей (потому что так кажется, что ты еще в Питере), а в мягкой постели под тёплым одеялом рядом с людьми, которым готов доверить и свою жизнь, и чью угодно ещё.
я умею. я чертовски хороша в вопросах самообмана и самовнушения.
а вот сны - это жутко.
тянуть руки к людям, разговаривать с ними, а после просыпаться и вспоминать, что они уже много лет как покоятся в нескольких метрах под землёй.
подсознание, ну ты чего опять, а? у меня нет колёс и высокоградусного, чтобы исключать из своей жизни сновидения. давай уж как-нибудь без этого, лучше уж обычные кошмары.

02:46 

и темная вода и сохранит и примет как свою
And I find it kinda funny
I find it kinda sad

02:59 

и темная вода и сохранит и примет как свою
отчётливые слуховые галлюцинации. отчётливые тактильные (?) галлюцинации. отчётливые зрительные галлюцинации.
а ведь я трезва, не в измененном состоянии и даже не в депрессивной (вроде?).
и всё-таки - гул электрички прямо над ухом (а электрички сейчас уже не ходят), тень прямо под лампой (а нечему её отбрасывать) и дом трясётся не как обычно, а уже почти час (а должен - минуту).
чем дальше, тем больше похоже, что я еду крышей.
пытаюсь понять, действительно ли в моей чашке сидит паук.

02:16 

и темная вода и сохранит и примет как свою
21.04
расплакаться, не дойдя до метро, а нырнув в толпу - тут же остановиться у окна, замереть и разучиться дышать иначе, кроме как рвано и неровно, словно задыхаешься. словно тонешь.
в метро прятать глаза в телефон. на улице не видно, хорошо, что небо тоже расплакалось, хоть не так стыдно.
остановиться среди сада Бенуа, у озера-болотца с утками. выкурить сигарету, которую откладывала на какой-нибудь очень крутой день, но, как всегда, получилось иначе. посидеть, решить, что не пойдёшь топиться, потому что только что сказала Р., что скоро будешь. пройтись по всем лужам, компенсируя.

читать дальше
купить газировку, джин и тортик, получить комбо сигаретных пачек с инфарктом и инсультом.
- там ещё должно должна быть импотенция.
ну, морально я тот ещё импотент.
снова разрыдаться уже ночью на балконе, чуствовать только горечь, стыд и ненависть к себе.
к чему стремиться, что делать, как выходить из этого круга - ничего не ясно. выпить, выпить ещё, поплакать и спать.

- можно тебе как-нибудь помочь?
- да.
- и как?
- пристрелить.
загнанныхлошадейпристреливаютнеправдали

какая страшная весна наступила на нас.
на каких-таких нас?

22.04-23.04
приезжаю на вокзал на полтора часа раньше, чем нужно; и смешно, и грустно, сижу и высчитываю мелочь на кофе. на себя денег жалко, Д. предлагает кинуть денег на карту, через двадцать минут я предлагаю купить кофе уже ему.

так давно я учусь умирать легко, что совсем утрачивается навык
жить помногу и с гордостью, как это водится у зазнаек;
всякий поезд, в котором я, ближе к ночи заваливается набок,
обращается в прах


слушаю мальчишек в очереди в вагон.
вагон третий. счастливый.
Питер-Москва: мягкое тёплое одеяло, белые простыни, виды из окон, милые проводницы. сосед интеллигентного вида в отглаженной рубашке и пиджаке смотрит в окно устало, шутит немного грустно, вежливо спрашивает, не помешает ли, не нужно до мне переодеться, сам гасит свет. кажется, даже аккуратно выходит из купе, когда я всё-таки разламываюсь и начинаю плакать в подушку. ужасно напоминает.
поезд тоже молчаливый, в кто-то веки идёт ровно, как по воде. хочется остаться в этом состоянии, слиться воедино со стенами и никогда, никогда больше не говорить, не чувствовать, не ощущать. только отсчитывать деревья и дома, переносить пассажиров, не жить, не ждать и не думать. не жить и не существовать, просто раствориться. вот не стало бы меня - и ненавидеть бы никого не пришлось, вот не стало бы других - и не пришлось бы любить, привязываться, бояться, ждать, помнить.
усталость подминает под себя. сосед закрывает штору, это и обидно, и правильно - завтра рано вставать, мне нельзя просмотреть всю ночь в окно.

эта боль так стара, что определяет мимику, взгляд и почерк,
ледяным металлическим наливается возле почек,
и кто там вокруг ни бегает, ни хлопочет -
ты повсюду ничей


23.04
если я ничего не могу сделать руками - отрубите мне руки.
в мастерской ненадолго забываюсь в труде и обороне, по дороге к железной дороге немного отпускает, а после - догоняет с новой силой.

не могу спать. никак не могу, одной не спится, очень холодно, очень пусто. сгребаю в охапку вещи из питера, делаю из них гнездо, забываюсь тяжёлым, нервным сном. дважды просыпаюсь от судорог, один раз - от кошмара.
в месте, обыкновенно называемом "домом", страшно, но я уже знаю, где буду искать убежище от этого страха.

Спокойной ночи
Пусть тебя полюбит тот кого я знаю
Кто меня когда-то спас
Спокойной ночи
А ты сердце мое
Возвращайся ко мне


26.04
20.02
на табло с указанием поворотов бликуют красные фары машин, не могу отделаться от мысли о том, как прекрасно смотрелось бы почти риуальное сожжение кого-либо на костре, прямо на дороге, под этим вечерним дождевым небом.
человек тридцать вокруг, огонь отражается в лужах, дождь в свете фар, вокруг - руины многоэтажок, хаос бетонных джунглей.. тихий постапокалиптический праздник вознесения к небу - или падения в самый ад.
время на часах кашкая красивое. если загадаю - исполнится?

27.04
23.23
если это такой кармический урок, если в прошлый раз я где-то ошиблась, то что я могу ещё сделать такого в этот раз, чтобы не облажаться? расписаться в собственной "нежелезности"? так это никогда не работает. тем паче, что меня и так всё устраивает, а большего я не заслуживаю. и не только я, никому не нужны последствия моего словесного недержания.
в прошлый раз пережила и пережевала, и сейчас смогу.

если когда-нибудь, лет через пять это случится и в третий раз, я умру от смеха.

01:55 

25/26

и темная вода и сохранит и примет как свою
снилось, что бреду через бесконечное поле красных роз, острых, словно бы сделанных из бесчетного количества иголок. ужасно хочу спать, ноги сбиты в кровь, но откуда-то знаю, что если останусь ночевать здесь - никогда не выберусь, поэтому продолжаю вышагивать вперёд. натыкаюсь на речку с прозрачной водой, а когда перебираюсь на другой берег, понимаю, что розы кончились, раны уже не болят так сильно. разворачиваюсь - и падаю, и оказываюсь в кольце огромных змей, толщиной с меня каждая, штук пять, не меньше. лежу в этом кольце, пока они оплетают руки и ноги, ложатся поперёк меня, совсем не тяжёлые, ужасно уютные, словно плотное одеяло. чешуя на ощупь удивительная. проваливаюсь в сон, просыпаюсь в собственной кровати, чувствую под рукой всю ту же чешую (откуда-то знаю, что она совершенно чёрная), но там только кусочек чужой цацки, случайно свалившийся с полки над..
хороший сон.
нигде мне так не спокойно, как рядом с чешуйчатыми.

02:57 

и темная вода и сохранит и примет как свою
снился разговор про искусство, где я выступала едва ли не лектором, пытающимся донести до народных масс мысль о том, что произведением искусства может являться любая вещь и это прекрасно.
- мир красив изначально, это мы его уродуем, когда могли бы лишь улучшать.

снилось, как в пустой и пыльной мастерской с окнами на стройку тку огромный гобелен с садом, параллельно рассказывая одному знакомому музыканту какую-то бесконечную и ужасно грустную сказку.

снилось, что кусают в правую руку(хотя тут ведь как, выглядела она левой) по старым шрамам, предварительно долго выбирая место.
- чему ты так улыбаешься?
- вкусно. а ты?
- больно.

снился высокий холм с видом на заросшее кладбище и чья-то брошенная на нем машина. в багажнике лежали два ведра ягод, папка с документами (которые оказались аккордами к Дилану), складной стул и пакет с какой-то одеждой. ягоды кислые и вкусные, все юбки длинной с три меня.

20:48 

и темная вода и сохранит и примет как свою
[здесь должен раздаться псто о дороге, но пока - приборы, по которым я по этой дороге пойду. злость, тишина, два человека-коммуналки, много воды, серое небо, мокрая трава, верба, случайности, Арефьева, ЗЗ, смутные сны. дорога - мой дом, и для любви это не место. одним глазом больше.]

03:20 

солянка из старого, но вполне актуального

и темная вода и сохранит и примет как свою
/эту весну надо просто пережить как и все предыдущие, ничего сверх меры, погода хорошая, вот этому и радуйся.

все истории повторятся,
замыкается чертов круг.
сигарету приняв из рук,
ты рискуешь потом расстаться
с целой пачкой.
простой пример
бумеранговых правил кармы.
кто-то спрашивает нас как мы,
чтоб мы спрашивали взамен.

фиг знает, зачем тут этот самоанализ, я же даже перечитывать не стану.
а вот (не)люди продолжают видеть во мне что-то хорошее. что-то, чего во мне нет.
не знаю, кому сказать спасибо - родителям ли, бывшим ли одноклассникам, учителям ли, друзьям друзей ли, себе ли, - но я не могу, не умею не ненавидеть себя. каждым своим подарком кому-то, каждой улыбкой, каждой смешной, как мне кажется, репликой я словно извиняюсь за то, чем являюсь. пытаюсь носить уродливую маску поверх куда более уродливой сути. как правильно заметил один прекрасный (не)человек, альтруизм - это тоже эгоизм, мы делаем что-то для других, чтобы чувствовать себя лучше. и это правда. я чувствую себя лучше, если могу быть полезна, если могу сделать человека чуть счастливее. это значит, что я зачем-то еще нужна. но это ощущение длится всего несколько минут, потом меня догоняет другое - ощущение того, что у меня так не будет.
я не запоминаю моментов, когда была молодцом, зато мои проёбы, мои ошибки отпечатывается в памяти на всю эту и, кажется, все последующие жизни. я всегда виновата, это вполне справедливо, это же мои ошибки. странно, но я вот не помню, чтобы я охуенно танцевала, получая медали n лет назад, зато отлично помню, как спотыкалась и путала связки. или вот просмотры - не помню, как получала пятерки, зато всю критику по поводу моей гадской живописи помню преотлично.
о жизни. если подумать о том, что в какой-то степени Порча написана с меня - становится и грустно, и смешно. я, как и она, не вижу свою жизнь в будущем. не могу с ясностью представить, как проживу ещё год, пять, десять лет, потому что едва ли не постоянно думаю о том, что вот, ещё пара месяцев, и я сломаюсь.
правда, потом оказывается, что через пару месяцев у меня билеты/игра/курсы/дедлайн/явление Христа народу. сломаться нельзя жить.
я слабая. и такой я стала из-за того, как совпали события. и я не жалею об этом, но жалею о том, что они продолжают складываться так. что я не знаю, как это исправить.
низкая самооценка - зло. да, надо себя любить, чешуйчатые хтони хуйни не скажут.
я не умею принимать помощь. когда мне плохо - я стараюсь отгородиться от людей, переждать и пережевать свои проблемы, никого в низ не втягивая, а потом снова идти причинять счастье и наносить добро. и, разумеется, мне хочется, чтобы нашёлся кто-то, кто помог бы мне справиться с этим, но всякий долбанный раз, когда мне предлагают выговориться, я убеждаю и человека, и себя в том, что справлюсь сама. в том, что я достатояно сильная хотя бы для этого. но это ложь, и я лгу и себе, и другим.
я прекрасно знаю, что не замыкайся я в себе, может, нашёлся бы тот, кто действительно помог бы. но я уверена, что для такого доброго самаритянина я буду только обузой.
у меня нет мотивации хорошо учиться, есть, нормально спать, лечить тараканов в голове, пить таблетки, зарабатывать себе на жизнь, вести здоровый образ жизни, хорошо выглядеть, много знать, дофига чего уметь, разве что мотивация быть полезной, быть нужной.
навстречу деревьям, навстречу туману.
я знаю, что у меня есть близкие люди, но я так же знаю, что они не станут меня останавливать, если я исчезну из их жизни. это происходило, происходит, и будет происходить. наверное, у меня есть друзья. наверное, ага.
если дружба - это про доверие, то блять. я не доверяюсь людям, рассказывая о каком-то дерьме, которое происходило в моей жизни - я просто веду репортаж. «смотрите, вот тут похороны, а это проблемы в семье, а это предательство. тут у нас два часа истерики, тут, наверное, попытка утопиться, но мы не уверены, камеры плохо засняли. здесь - физическая боль в сердце, которая отчего-то не имеет причины и способа лечения. здесь - бесконечная череда слов, сказанных не там, не тогда и не тем (этот репортаж собран из них), а вон там - проебанное детство. с вами были новости на канале "чертвозьмичтотытакое", далее мы расскажем вам об адаптации организма к препаратам, самооценки куда ниже нуля и попытке заполнить пустоту в себе и своей жизни творчеством. мы вернемся после небольшой рекламной паузы, оставайтесь с нами и не переключайтесь». так это работает. мне не страшно и не больно говорить об этих вещах, потому, что они и не очень-то тяжелые. а еще потому, что я просто отчитываюсь. есть только один показатель того, что я действительно доверяюсь - я начинаю плакать во время разговора. этого мне нельзя. этого я не заслуживаю.
я удобная. со мной удобно и комфортно, я тот еще приспособленец.
я как та девочка, которая всем раздавала по кусочку себя, а потом закончилась, только здесь это принято за норму. это, опять же, удобный дзен. отдаю людям что-то, чтобы меня было меньше, чтобы меньше было того, кого я на дух не переношу. я много говорю, так много, что перестаю слышать свой собственный голос в голове, который убеждает меня в том, что я ничтожество. и это ненадолго помогает. ненадолго.
все мои проблемы, кажется, всегда происходят из самооценки. и за это я тоже себя, конечно, ненавижу и презираю.

когда мне говорили в себя никогда не смотреть - я вот чем, интересно, слушала.

и всё это не важно, потому что не исправить ведь, и всё равно - справлюсь как-нибудь, уже не маленькая.

девочка была нигдевочкой, да
смешно, как всё складывается. С. когда-то назвал меня в шутку девочкой-из-ниоткуда, как же верно он тогда угадал.

вот еще. слова "стремись к тому, кем хотел ты в идеале стать" принимать на свой счёт мне нельзя, никак нельзя.

01:00 

и темная вода и сохранит и примет как свою
когда я летом 2015го госпитализировалась, мой хирург в разговоре с моей матерью выдал ряд охуительных фраз. оказывается, я успела часть из них записать, и теперь, перечитывая, не знаю, должно ли мне быть смешно или грустно.
"операция на неё повлияет, она изменится"
"это всё из-за заболевания"
"депрессия ввиду болезни"
"родители ни в чем не виноваты"
"это такое поколение"
"мы с тобой подружимся"
"ты после операции будешь другим, совершенно здоровым человеком"

с хирургом мы так не подружились.

видимо, общение у меня получается только с теми медиками, с которыми удаётся нещадно пьянствовать.

02:34 

три короткие вещи про три короткие жизни.

и темная вода и сохранит и примет как свою
раз.
утренняя роса в траве у болота. вот на что это похоже.

- это не человек, - поправляет голос в голове. - даже не из числа привычных нелюдей. пойди, походи по кромке воды, по краю леса, посмотри в ту осень. это существо - тоже бездна, только другой формы и цвета. ничего похожего, а? ничего знакомого?

вот только в неё не так страшно падать, как в своё отражение.

за зеркалом девочка с растрепанными волосами, очень серьёзными глазами и усталым видом. смотрит внимательно, но кажется, если на секунду отвернуться, оскалится и вцепится в горло.
- но ты же меня не боишься? как ты можешь меня бояться? как ты можешь бояться себя?

а как я могу не.

бездна же с росой в болотной траве улыбается искренне и открыто, думать о том, что это, быть может, тоже маска и шелуха - не хочется. хочется - протягивать руку, смотреть, слушать. хочется - смеяться словам. отчего-то плакать, когда бездна говорит вдруг правду.

красно-белый цилиндр рассекает тьму.
где-то я слышала уже о таком.

почему я всегда бегу по кругу?
всегда повторяюсь?

в подреберье становится больно, как в самые пустые и тяжелые минуты.
- но теперь тебе ведь не надо никуда бежать.

нет.
ложь.
от меня, от меня беги. и я тоже от себя буду бежать. может, у одного из нас получится.

два.
я не хочу о ней думать. вспоминать, пережевывать, как бумагу, как горькие ветки, все эти дни, все эти ночи.
я хочу вернуть и вернуться.
я не хочу возвращаться.

сначала это был просто тёплый угол. спокойное солнце на камнях, ехидный взгляд. потом я стала различать цвета. красная кровь, синий неоновый блик, чёрный блеск чешуи, плеск волны, зелёная заводь, ржавая вода.
ржавая, ржавая.
это не ржавчина, где же ты такую ржавчину-то видела, это все кровь - тех, кто до тебя приходил.
никто их тут не топил, сами лезли, заходили в самую топь и стояли.
и ты стоишь вот.

сестрица моя, Алёнушка, выплынь, выплынь на бережок.

ты всё думаешь, что сама пришла, что сама выбрала, а только вороны всё равно над головой кружат
даром, что молчат.

чешуя, говоришь - а можешь, это латы, оружие там, мечи да стрелы под водой блестят?
много ли ты через воду видеть умеешь, а?
воду?

смерть, всюду война и смерть, страшно и смотреть, и вдыхать запах этой.
этой ржавой воды, да.
и железа, и дыма.
вот и убегаешь, глупая, слабая, прячешься в свой омут, в свои облака.

выйдешь потом - всё пусто, всё выжженно, всё черно.
всё пропало - и воронье над пожарищем, над пепелищем.

три.
привыкла к тому, что у мелких птиц и зубы мелкие, мол, больно не укусят, рук не отгрызут.
но глаза выклюют.
будешь ходить слепая, верить на слово. вот тогда и придут птицы побольше. вот тогда и протянутых рук лишишься.

обнять, услышать простое человеческое сердце, почувствовать тепло.
улыбка - и равнодушие, равнодушие - и улыбка. смотрит на тебя ласково, а у самой изо рта горечь, злая ирония да обида.

не завидуй сестре: когда алмазы и розы падают с губ, это также противно, как лягушки и жабы.
еще холоднее, пожалуй, и можно порезать весь рот.

ты ведь добрая, не так ли?
тогда почему опять подняла воду по самое горло?

о чем ты думаешь, смыкая руки - как не сломать

или как расслышать хруст?


01:45 

итоговое по Питеру, до и после

и темная вода и сохранит и примет как свою
  • передозняк от людей при не очень активном общении наступает через дня 4-5, при охуенно активном - через 2-3. съебывать надо быстро, но не обязательно надолго. проговаривать словами через рот, люди ващет ломаются.
  • степень доверия человеку с длительностью общения связана примерно никак.
  • адовая жажда: после долгих тусичей, при херовом режиме сна(?), когда заболеваю. без еды жить норм, воду надо покупать всегда.
  • лучший дзен - это жить здесь и сейчас, надеяться на лучшее и предполагать худшее.
  • Карма всё ещё пиздецки справедлива.
  • физическая оболочка идёт нахуй, болевой порог повышается, но правую руку, ния, лучше беречь, ты, напоминаю, правша, художник и рукодельник.
  • похмелья всё ещё нет.
  • пиздец, ПИЗДЕЦ заниженная самооценка, ПИЗДЕЦ занимеженное ЧСВ, срочно учиться себя любить. хотя бы чуть-чуть, хотя бы иногда.
  • с истеричками мириться можно, но недолго.
  • тратить деньги на подарки надо эээ осмотрительнее.
  • без практики ИЗО глаза пиздец быстро замыливаются
  • если билеты мониторить, то можно и на сапсане за 1200 уехать.
  • шмотья мне на неделю надо брать мало, а не как всегда.
  • если мне кажется, что я полное дерьмо, бессмысленное и беспощадное - стоит проверить, вдруг именно, что кажется.
  • лучшие отношения с родителями у меня складываются тогда, когда я их не вижу более полутора суток.
  • записывать и зарисовывать надо не "когда-нибудь после", а райт нау
  • в Москве я фокусируюсь на проблемах, негативе, неприятных факторах, на себе, на самоанализе через самокопание, становлюсь злее, защищённее, вежливая мразота
  • в Питере фокусируюсь на возможностях, на приятном, на людях, самоанализ через коммуникацию(?) (всё ещё сомнительно, думать-думать)
  • праздновать что_угодно надо подальше от дома
  • цифра всё ещё завышает цены на сайте

    to be continued

22:55 

сводка. [2]

и темная вода и сохранит и примет как свою
  • на выпускной прихожу в потрепанных брюках и рубашке. на фоне всех одноклассниц, совершивших набег на салоны, выгляжу угрюмо, жалко и нелепо. бросаюсь навстречу Марине, выглядящей лучше меня, но тоже оказавшейся от статусы принцессы. с ней же, переодевшись в мужские толстовки, едем тратить печень.
  • преподы по рисунку хвалят за успехи на подкурсах, лекция Рыжкина многие вещи в анатомии расставляет на свои места, постепенно я начинаю привыкать к строгановскому методу ведения рисунка, хотя это и не мешает мне забывать половину карандашей, крюки и скотч. когда в курилке я встречаю дымящих преподов, только что стартовавших всей группе наведаться в столовку и съесть по шоколадке, мне становится смешно. вот теперь я могу принимать их за своих.
  • потенциальная заказчица-таролог чего-то хочет. на понимание её хотелок уходит куча времени и нервов, поэтому я сливаюсь сама, выслушивая попутно про то, как мало я знаю о, собственно, таро. ну, окей.
  • Раух устраивает мне веселую ночь, после которой я начинаю ещё больше ненавидеть отношения. в течение этой ночи я успеваю посмотреть два с половиной фильма, запомниться ребятам из Циферблата, покурить с двух его сторон, найти пойти изнаночный кофейник в лице бара, выпить какой-то пенистой штуки на водке из лампочки, осушить около трёх шотов-черепов хрен знает чего, посмеяться с Мишей, отдать ему амулет-рупию, разглядеть в бухом в мясо Илье вполне приятного человека, убедить себя пойти за ним и Раухом в дождь и ночь, попытаться успокоить последнюю, когда Илья сбегает в рассвет, и оказаться посланной ею же взамен. На следующий день я узнаю, что ничего страшного не произошло. Раух, разумеется, отмахивается от меня парой общей фраз, от чего у меня долго горит. я рассказываю об этом всем подряд, все подряд комментируют это матом.
  • (btw ночь в Москве, сдобренная хорошими ужасами, выглядит инфернально, даже если речь идёт о центре центра, даже если вокруг - бары, жилые дома и магазины, а ты трезв, бодр и светишь себе в лицо навигатором)
  • боюсь браться за руны и таро. это тот случай, когда не задаешь вопроса, потому что боишься получить ответ.
  • я нарезаю журналы на бумажные ленты слов и складываю их в новые предложения. получаются то вакансии, то советы по поводу дальнейшей жизни. гадаю на сентябрь, в ответ выпадает нечто неясное, но претендующее на глубокомысленность.
  • читаю Кудряшеву под гитарную инструменталку, в итоге приходится убрать книгу, чтобы не залить страницы внезапными слезами.
  • старательно делаю себе боль: влезаю в РИ, после которой меня обязательно переедет с людей, покупаю себе вещи, которые вряд ли когда надену, строю планы на лето, которым точно не суждено сбыться. старательно обвожу мантру на руке: все радости доступные мне, имеющему открытое сердце. новые очки не помогает разглядеть ни сердце, ни радости.
  • Карма старательно компенсирует все мои неудачи положительными моментами, но жизнь всё равно выглядит настолько нелепо, что хочется то ли стреляться, то ли стрелять в кого-то.
  • народ вокруг как раз бежит в сторону Питера, а я лежу лицом в стол в преддверии вступительных. моя уверенность в том, что я поступлю, тает, не успев толком появиться.
  • Питерские переносят даты приезда, я понимаю, что еду к ним в августе пить, курить, шляться по улицам и рассказывать байки, даже если придётся разосраться с родителями в пух и прах. гулять особо не получается - погода устраивает американские горки, да и одной по Москве шляться - тоже такое себе занятие. таскаюсь по Пушкино, заходя во все встречные сэконды, покупаю две мужские рубашки и дешёвые часы, выхожу к озеру и борюсь с желание мерно пойти ко дну.
  • все комнаты кажутся жуткими, незнакомыми, в темноте стараюсь не оборачиваться и не смотреть в зеркала, всё время включаю музыку, чтобы не слышать тишину или то, что поселилось вместо неё. в поднебесной из-за развернувшейся во все стороны уборки становится неуютно, место выглядит как-то чужо, и я ухожу ночевать в соседнюю комнату. но ночевать - сильно сказано, на деле я до трех-четырех что-то читаю, думаю, делаю, и встаю уже к полудню. когда выясняется, что скоро придётся выравнивать режим и перебираться спать к себе, меня передергивает. Лада - спасительница! - рисует на стене цветы, лица, пишет забавные надписи, и я смотрю на неё с невозможной благодарностью. чёрные пятна усеиваются скачущими вокруг ёлки зайцами, стишками про троглодита, лося и зебру, и шутливой пародией на "районы кварталы".
  • подаю документы - один ВУЗ, один факультет, одна кафедра, только бюджет. процентов так семьдесят, что пролечу, поэтому прошу Ладу поговорить с её начальницей насчёт вакансий: лучше на реставрацию, чем за кассу общепита.
  • передаю Джун рисунки, думаю, как же далеко все эти люди, как тяжело их догонять.
  • изнутри ломает бессильной злостью и обидой - на всё, на всех. постоянно преследует ощущение того, что вот-вот сорвусь в истерику, но не срываюсь. к сожалению.
  • на первый рисунок приезжай в начале восьми, прихожу в негодовани и восторг от того, что никто и не думает следить за нашим далеко не примерным поведением. народ вокруг рисует какую-то хрень, мы старательно находим тех, чьи работы нам нравятся. искусство графики. я вскидываю руки к небу и вопрошаю, где все металлисты (после первого отсеевания нас было 30, я вижу только пятерых!) и что н так с навыками окружающих. на перерыве мы разваливаемся в курилке, прикуриваем от сигареты и устало судачим о своём досуге (у реставрации 3 бюджетных места, а подало 34 человека, жесть - я встала в восемь и написала три автопортрета, все разные - родители попросили не брать шпоры. какие шпоры? Баммеса на коленке нарисовать??? - у меня геометрическая композа на тему "100 лет революции", это, блять, как?). каждому человеку с другой кафедры я дружелюбно улыбаюсь - ненуачо.
  • берём билеты в питер.
  • дьявольски скучаю по, уговариваю себя, что обещания надо держать, особенно, если у человека и без тебя всё ок.
  • пишу дурные стишки, никуда не выкладываю.
  • нахожу идеальные кроссовки, и подумываю уйти в них куда-нибудь в глушь условного леса. жить.
  • за окном гремит фейерверк - знать бы, на что теперь мне намекает Мироздание.
  • отношения с матерью катятся прямиком в ад.
  • мучаюсь невозможностью кидаться в кого-то эмоциями /в медиаформате. приехали, блин.

@музыка: Сплин - Сломано всё

02:38 

и темная вода и сохранит и примет как свою
Где-то два года назад, кажется, лето билось во мне, горело, жгло в подреберье, а сейчас лежит камнем где-то внутри, и ничего. Не тяжело, не горячо, только иногда задевает внутренности. Наверное, поэтому, не в силах ни заснуть, ни заняться делом, я иногда лежу и жду, когда небо станет светлее, а меня перестанет точить - что? горе? боль? злость? усталость? Наверное. Я устала, я запуталась, я потеряла что-то очень большое, что-то, закончившееся по моей вине, и я не помню, что. Мне паршиво, и некому про это рассказать, потому что совершенно не ясно, откуда брать слова, как их говорить, и что после этого делать. Я хочу домой, я ужасно хочу домой, эта мысль не идет из моей головы восемнадцать долгих лет, это то, о чем я думаю, когда мне плохо, а плохо мне теперь очень часто. Кто-то думает, как ему одиноко, как он заебался, как ему больно или обидно. А я хочу домой. Но что делать, если я дома?
Плакать стало странно. Думать о хорошем стало тяжело. Я упрощаю порядок мыслей, внушаю себе хорошее настроение, много шучу, злюсь на Р., влезаю в сомнительные истории, рисую на руках ставы и мантры, дрожу под фильмы ужасов, скучаю по всем сразу, требую эмоций - да побольше! - и продолжаю ночами надеяться, что из-за горизонта вот-вот покажутся титры. Что всё закончится, и эта жизнь окажется последней. Я устала, я чертовски устала, мне не к кому пойти, потому что я не хочу портить никому настроение, не хочу тратить время. Я знаю всё, что мне могут сказать и я знаю, что это не поможет. Я перестала надеяться, что удастся накопить на психотерапевта, я не пью таблетки. Я не хочу помогать себе. Я не хочу нормальной счастливой жизни. Я вообще не хочу жизни.
Я. Хочу. Домой.

13:38 

ну такое

и темная вода и сохранит и примет как свою
07.05.2017 в 09:21
пишет Коалолицые:

Кровоточит Дом.
Случай сидит на матрасе напротив. Он грустный. У него кровоточит Дом.
У меня тоже.
У нас одинаковые дыры в груди. У обоих. Аккурат по форме Дома.
Время от времени, наверное от погоды, они болят и кровоточат.
Я лежу и думаю - что хуже, кровоточить вместе или по отдельности.
Обычно, когда болит - легче вместе. Но не сейчас. Сейчас наоборот, вместе почему-то получается больнее.
В одиночку просто поскуливаешь от боли и сквозного холода в том месте, где когда-то был Дом.
А когда рядом второй такой же, ты ещё и осознаёшь, что всё это не вернуть. Даже вдвоём. Даже втроём. Даже всколькером угодно.
И болит. Болит вслух. Болит в том месте, где были стайные. Все эти ламповые чудаки, которые делали Стаю Стаей.
Болит и там, где была синяя дверь с большой семёркой, и маяки на стенах. Там где стоял сундук, диван и полка с пустыми пачками от сигарет.
Сильно жжётся там, где было Странное Место с нашей первой Ночью Сказок.
У него болит ещё там, где были слёты с меняльнями и Коф. У меня - там где была малаховская семья Бездомных, под чутким руководством Овера и Верного.

Случай читает стихи о том, чего нет и уже не будет.
Я говорю, что понимаю. А он отвечает, что соболезнует.
И сквозняк гудит в пустоте, которая имеет ту же форму, что и Дом.

URL записи

14:24 

петровское барокко, не будь ко мне жестоко

и темная вода и сохранит и примет как свою
здесь камни и вода
и в три ряда
деревья маяки дома и арки
всё то что сил не хватит перебрать
запечатлится на почтовой марке
на маленьком эскизе в уголке
тетради где соборы вдалеке
и где вблизи окно и подоконник
запечатлится мантрой на руке
жетоном в куртке
строчкой в дневнике
написанной в каком-то рваном ритме
запечатлится в этом языке
которым говоришь со всеми ними
со всеми занесёнными в трущобы
двоящегося дистрикта
ещё бы
ещё бы вас пересекло в столице
где площадь и дома дома и лица
где всё и быль и боль и небылица
и сам ты сплав глупца и наглеца

и хочется порою застрелиться
но продолжаешь
жить
и отрицать

21:18 

сводка.

и темная вода и сохранит и примет как свою
  • до совершеннолетия остаётся около 20, и что-то (синоптики, может быть?) подсказывает мне, что это будет тот ещё денёк, а за ним последует та ещё суббота. планирую распитие какого-нибудь дорогущего алкоголя где-нибудь в парке. по идее, надо из вежливости позвать пару человек, но, честно говоря, no people - no problems.
  • к слову. с одной стороны тянет к людям, с другой - чем больше я их вижу, тем сильнее ненавижу.
  • отчётливое ощущение бессилия ввиду грядущего поступления. сомневаюсь, что затащу литру и хоть один из вступительных.
  • совершенное непонимание мотивов, целей и мыслей людей, которые появляются в моей жизни уже после прекращения общения как такового. oh god, why me.
  • погода.. странная. очень очень очень странная.
  • фотографы охуели, клиенты охуели, тырнет охуел, преподы охуели.
  • нужно читать программу - я смотрю сериалы и рисую рисунки. рисунки жуткие, но suits чертовски хорош.
  • не знаю, уехать ли из города на майских, но чем дальше, тем более хочу.

02:28 

це не кот це хлеп нееш подумой

и темная вода и сохранит и примет как свою
привет, сейчас полтретьего ночи, я решаю, хочу ли я утром запилить мацу, узбекскую лепешку, лаваш или кукурузный хлеб. пшеничной муки дома около половины стакана. кукурузной нет как таковой(и никогда не было, это же Клязьма). человеческая духовка стоит в прихожей, холодной, как сердце нашей директриссы, соответственно, её нужно тащить в дом, разогревать и вспоминать, как это чудо техники работает. дрожжей , кстати, тоже нет, только пивные, в таблетосах, которые я жрунимагу. вставать уже в шесть. хлеб мне низя. места, где можно было бы месить тесто, нет. кстати, в хлебнице места также нет - там сад: родители покупают себе ржаной, не едят его, он красиво и красочно плесневеет, родители выглядят вполне довольными собственными садоводческими навыками. завтра нужно написать кучу всякой учебной фигни, а я спала чот где-то часов 8-9 за последние двое суток. АХ ДА, хлеб я не особо люблю и практически не ем, только всякую фигню за двадцать шекелей из супермаркета - в те редкие дни, когда диет никаких нет, наличка в кармане есть, а в желудке поют киты.

я поняла, блин. я фем-версия Пита Мелларка, вот этого вот парня из ГИ. художник, пекарь, туплю постоянно. и со сложным лицом всегда - то ли "бля, да вы охуели в край, пиздец", то ли "што, чиво, ничо не понял, сложновато, повтори". и никто в душе не гребет, что со мной делать.
вот прямо same shit.

главная